Из моего многолетнего знакомства с чеховым

В ПОИСКАХ НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ [ Романенко В.Т. - Чехов и наука]

из моего многолетнего знакомства с чеховым

Они дают материал не только для знакомства с биографией Чехова, но также Знаете, когда, бывало, я и два мои брата среди церкви пели трио " Да . Чехова к Короленко, который тогда только что вернулся из многолетней. Чехов по-французски1 Переводчику Дени Роше принадлежит большая Теперь любой француз может составить себе о нем полное представление, ибо многолетний труд Дени Роша приближается к что знакомство с Чеховым не может не оказать на французскую литературу 2 Моя литературная читаем мы в записной книжке А. П. Чехова (А. П. Чехов, Записная книжка I .. „Из моего многолетнего знакомства с Чеховым я вынес то впечатление.

Мужик не придуривается, он и в самом деле не в состоянии связать факт крушения поезда с привычным отвинчиванием гаек с железнодорожного пути. Он вообще не видит в этом ничего особенного, ведь дело известное: Денис настолько темен, так преисполнен веры в высший разум господ образованных, что на все вопросы отвечает как на духу.

Ведь он действительно не может понять, чего это следователь такими пустяками интересуется? А ведь ему некогда, ему на ярмарку надо, с Егора три рубля за сало получить.

Да и вообще, судить надо умеючи, не зря: Вот такой диалог власти с народом. И все было бы смешно, если бы не реальная перспектива тюрьмы для злосчастного рыболова. Она глуха к реальным его думам и переживаниям. Но бранится кучер, злобно глядит прохожий, сердится ездок, горбач давится шестиэтажным ругательством. И все-таки жмется к людям Иона. Одному ему сейчас совсем невыносимо. Она, как и ее хозяин, тоже бела и неподвижна: В городе, оторванный от своих деревенских корней, он никому не нужен, он трагически одинок.

О чеховской поэтике х годов Итак, каковы же особенности чеховской поэтики этих лет? Самым распространенным жанром в это время является рассказ во всех его вариациях, вынесенных в подзаголовки: Жанр — это план, воплощенный в повествовании во всех элементах его композиции.

Жанр — это договор с читателем: Рассказ — это малая форма повествовательной литературы, эпический жанр, изображающий какой-либо эпизод из жизни героя. Кратковременность запечатленных событий и малое число действующих лиц — особенность этой жанровой структуры. Чеховские рассказы — новый этап в истории этого жанра. При всей своей незамысловатости и простоте они ставили порой читателя перед неразрешимыми вопросами. Потому что принципиально менялось отношение с читателем.

От читателя требовалась интеллектуальная смелость и творческая самостоятельность. И не все к этому были готовы. Простой традиционный жанр к концу х годов ХIХ века в творчестве Чехова обрел новое дыхание, открыл в себе свойство увеличительного стекла, возможности того самого микроскопа, что вводился писателем во внутренний мир человека. Людям все это кажется очень простым и чрезвычайно естественным, а в сущности нет головоломнее работы, как понять все.

Вечный смех сквозь слезы! Именно тогда сложились хрестоматийные чеховские принципы: Это, во многом было связано с теми требованиями, что предъявляли к молодому Чехову юмористические издания, в которых он сотрудничал. Вот почему в первой половине х годов чеховские рассказы по своей структуре близки к жанру анекдота. Они так же эксцентричны и динамичны, лаконичны и остроумны. Антоша Чехонте избирает свой особый угол зрения: Воссоздает узнаваемые ситуации и, одновременно, утрирует.

Постепенно, во второй половине х годов, чеховское повествование окрасится лиризмом, герои-маски обнаружат индивидуальные характеры. На первый план выдут серьезные вопросы о смысле жизни, о свободе, творчестве, счастье и любви. У рассказов Чехова есть и еще одна особенность — это рассказы комические.

Здесь представлены все разновидности комического: Требуется, однако, пояснить эту градацию. Вот оно — неполноценное содержание и форма, претендующая на значимость. Во всех приведенных случаях читатель, несомненно, смеется. Но смех смеху рознь. Разные виды комизма порождают разные виды смеха. Сатирик соединяет смех и обличение.

Поэтому смех у сатирика совершенно особый: Он носит ярко выраженный отрицающий характер, указывает на непереходимую границу между моральным миром художника и обличаемым предметом. Вот почему не столько смешны, сколько отвратительны фигуры унтера Пришибеева и надзирателя Очумелова.

Чувство неловкости испытываешь за героя, который ощущает себя лишь малой частью, ничтожным элементом чиновничьего мироустройства: Тонкий, Червяков и др. Второй разновидностью комического является юмор. У юмора большие возможности: Если в сатирических произведениях автор стремится преподать урок людям, исправить их, он вообще испытывает эмоции сильные, потому что говорит о предметах принципиально для него важных, то в произведениях юмористических автор демонстрирует совсем другое отношение к действительности: В этом смысле интересно высказывание Сомерсета Моэма о себе, как писателе, не лишенном чувства юмора: Я склонен ожидать от них скорее дурного, чем хорошего.

Это цена, которую приходится платить за чувство юмора.

Книппер-Чехова, Ольга Леонардовна — Википедия

Обладая чувством юмора, находишь удовольствие в капризах человеческой природы, не слишком доверяешь благородным декларациям, доискиваясь недостойных мотивов, которые за ним скрываются… Юморист незамедлительно приметит шарлатана, но не всегда распознает святого. Но если односторонний взгляд на людей дорогая плата за чувство юмора, зато в нем есть и ценная сторона. Когда смеешься над людьми, на них не сердишься. Никаких трагических последствий от воркования этих ничтожеств не предвидится.

Они смешны в своих претензиях и не больше. Впрочем, и не только душу. О чувстве юмора и остроумии. Может, ещё и поэтому в кризисные е так расплодились в России юмористические издания? Они забавляли остроумием и полностью выполняли свое предназначение.

И таких, собственно комических, произведений у раннего Чехова великое множество. Во второй половине х приблизительно с года их поток значительно оскудеет. Но пока Чехов каламбурит, играет словом, он по-настоящему весел и раскрепощен. Впрочем, мы далеки от стремления к строгой классификации смеха, высмеянной еще Арк. И в самом деле, в чистом виде все эти формы комического существуют не.

В литературе, как и в жизни, все взаимосвязано, все перетекает одно в другое. На общую природу смеха в произведениях с разным составом комического указывают самые разные ученые В.

Что касается комических произведений Чехова, то здесь есть все, все состояния и изменения его живой и творческой души. Так и над чем же и над кем смеется Чехов? Главный его герой — это человек из толпы. Чеховские рассказы повествуют о ничем не примечательных, совершенно обыкновенных людях: Эти герои густо заселяют чеховские рассказы и создают такой узнаваемый мир. Причем, Чехова меньше всего интересует противостояние героев, связанное с тем, что они находятся на разных ступенях социальной иерархической лестницы.

Идет сопоставление их человеческих качеств. В году Чехов так написал об этом своему брату Александру: Брось ты, сделай милость, своих угнетенных коллежских регистраторов! Неужели ты нюхом не чуешь, эта тема уже отжила и нагоняет зевоту? Это понимание его изменившегося качества и смелость в разрушении литературных штампов. У произведений Чехова этих лет — особое сюжетостроение. Они воспроизводят жизнь в ее кратких, но емких мгновениях. Суть чеховских сюжетов заключается в том, что они повествуют… об отсутствии событий.

Это — сиюминутная действительность, известная каждому как рутина жизни. Горький составляет определяющую черту чеховского таланта. Во 2-й половине х годов Чехов все более решительно отказывается от балагурства и комического комментария, перенося смысловой центр на само событие.

Текст от автора не просто сокращается, он делается предельно скупым и эмоционально сдержанным, он сродни драматическим ремаркам, что и дало Чехову возможность композиционно соотнести пьесу и рассказ. Одним словом, именно финалу придавал автор особое значение, потому что, как подсказывало ему художественное чутьё, именно здесь концентрируется в читателе все впечатление от рассказа или повести. К тому же неожиданность, как помним, есть необходимое условие создания комического эффекта.

И это, несомненно. Перечитайте его ранние рассказы, ну, хоть эти: Чехов констатирует у своих героев безнадежный приоритет материального над духовным.

Он видит, как наглухо заперт человек в рамках быта, как трудно ему выбраться из. Вот почему у Чехова — особое художественное время, которое М. Время здесь бессобытийно и потому кажется почти остановившимся. Это густое, липкое, ползущее в пространство время. Действительно, роман в это время у Чехова так и не написался.

Как точно заметил Г. В связи с этим возрастает роль художественной детали. Фамилии и имена чеховских героев несут несомненную комическую экспрессию: Речь героев также является их опознавательным знаком. Просторечие обывателя явлено в самой замысловатой форме: Чеховские герои узнаются по обычным для них способам изъяснения: Глаза твои бестыжие, махамет!

Я к нему и призвания никакого не имею… Так только пур манже! Же ву при… Ну, как ей сказать? Ну, как тебе сказать, чтобы ты поняла? На лице выражение чувства долга и приятности. Бросающиеся в глаза детали: Как точно заметила А. Они, как правило, нечутко прикасаются к чужой душе, даже к душе юной, детской.

Они глухи к чужим бедам и радостям и, одновременно, сами не могут пробиться к другим со своими проблемами. Их житие суетно и мелко: Русская проза второй половины XIX века. И это при том, что рассказы эти буквально расцвечены по-настоящему смешными художественными блестками! Нравственные искания русских писателей. Таков, в целом, творческий итог А.

Чехова ко второй половине х годов. Чехов выходит на новую орбиту жизни и творчества. Переход этот сопровождался мучительными размышлениями и поиском новых художественных форм. Он вырос из беллетристики.

В душе зреют новые запросы и дерзкие планы. Ощущается потребность не только крупных форм повести, романа, пьесыно и крупных целей и поступков. В этом смысле особую нагрузку несут годы, когда было отчасти реализовано, отчасти обозначено основное направление, то русло, по которому устремится жизнь писателя, приведшая его в году на остров Сахалин и пробудившая новые идеи и интонации в его постсахалинском периоде.

У Чехова возникает стремление выйти на общероссийский простор, ощутить себя частью истории — её былинной древности и сложного настоящего, стать деятельным творцом будущего. Что же надо делать?

В письме к Григоровичу от 5 февраля года Чехов это сформулировал: Причем, в русском варианте эта связка приобретает свою социальную, философскую и психологическую окраску. Причем, лучше с самого детства. Надо пройти дорогой пращуров, закрепившись душой в родной природе и культуре.

Путешествие Егорушки через степь, его встречи с самыми разными людьми, его детская открытость и впечатлительность возвращала читателей к собственным забытым переживаниям, очищая напластования житейской суеты.

Картины жизни, открывающиеся перед читателем, будучи преломленными через свежее восприятие Егорушки, обретают свойство первозданной поэтичности. Вот, к примеру, как описывает Чехов грозу в степи: Начинаешь чувствовать себя непоправимо одиноким и всё то, что считал раньше близким и родным, становится бесконечно далеким и не имеющим цели.

Одиночество как плата за избранничество. Да, человек страдает от одиночества и непонимания. Он может в жизненном море упустить руль и оказаться за бортом жизни. И Чехов пытается понять, что это значит — быть лишним сейчас, в конце х годов XIX века? Он и сам разочарован в жизни и, одновременно, разочаровывает в себе тех людей, что поверили в него и пошли за.

Например, жену Сарру, которая ушла из семьи, сменила веру, потому что страстно полюбила. Но в браке с Ивановым она несчастна. Он всё время проводит с другими людьми. Впрочем, и они его не сильно интересуют. Поведение Иванова морально двусмысленно: При этом он в долгах.

А Саша — богатая невеста. За Саррой же он никакого приданого не получил. Как порядочный человек, он не может не чувствовать, что поведение его недопустимо.

Но… ничего поделать с собой не. И жизнь тянется как дурная бесконечность. Героя неудержимо засасывает в воронку обыденной пошлости. Смириться с этим Иванов не хочет, и в итоге — стреляет в. Что же заставило писателя сосредоточить своё внимание на теме интеллигенции, теме, которая стала одной из ведущих в его творчестве с конца х годов?

Ответу на этот вопрос во многом способствует уяснение особенностей общественно-исторической ситуации в этот период. Народничество исчерпало себя, новые общественные силы ещё не сформировались. Противоречия буржуазного развития, переплетаясь с крепостническими пережитками, становились всё более острыми.

Ни один из насущных вопросов по-прежнему не был разрешен. Общекризисное состояние русской действительности становилось очевидным. Перед лицом наступившей реальности прежние идеалы обнаружили свою несостоятельность, а новые ещё не родились. Масса людей оказалась перед вопросом: Проблема идейных и нравственных исканий русской интеллигенции выдвинулась как существеннейшая самою жизнью.

Ковалевский М.М. - Об А.П. Чехове

Далеко не случайно то, что к разработке этой проблематики Чехов обратился именно во второй половине х годов. Сугубый интерес к ней стимулировался ещё и особенностями его собственной внутренней жизни: Именно теперь он окончательно решает полностью посвятить себя литературе и много размышляет об ответственности этого шага, о долге писателя. Его письма второй половины х годов свидетельствуют о мучительных нравственных и мировоззренческих исканиях.

При этом Чехов не хочет следовать ни за одной из известных ему теорий или общественно-политических партий — слишком очевидна для него их несостоятельность. Единственный путь постижения жизни для Чехова — объективное изучение самой действительности, а писательство — способ её исследования. Это было воплощение тех новых художественных принципов, которые вырабатывал писатель в это время. Образ Иванова — центральный образ пьесы — имел в этом отношении особое значение.

Об этом же свидетельствует и обширный автокомментарий к драме, особенно ценный тем, что дает нам редкую возможность проникнуть в творческую лабораторию Чехова, выяснить те мотивы, которые руководили писателем в процессе создания пьесы.

Эти высказывания тем более важны, что относятся они в некотором роде к программному произведению Чехова, в котором отразились идейные, философские, нравственные и творческие искания художника.

Короленко, один из самых авторитетных современников Чехова, так воспринял эту пьесу в ряду других произведений Чехова: Чехова занимает типичный для х годов герой, вынужденный решать неотложные жизненные вопросы, но не вооруженный для этого, попадающий в сферу влияния самых различных, часто противоположных побуждений и не знающий, какое принять решение.

Выписывая научные журналы, литератор следил за всем новым, что появлялось в медицинской науке. Чехов от природы был наделён особым аналитическим умом. Как дается музыкальный слух, так дается и дар особой наблюдательности и умения обобщать наблюдаемое.

Ковалевский, — я вынес то впечатление, что, если бы судьба не наделила его художественным талантом. Чехов был врачом не только по образованию, но и по мироощущению, мышлению, философии жизни. С этим связано возникновение совершенно особой, ни на кого не похожей прозы Чехова.

Можно сказать, что медицинское образование и мышление повлияло на поэтику и даже стилистику его творчества. Но нас интересуют не патологические и эпидемиологические подробности, а то уменье, с каким Чехов несколькими штрихами, несколькими словами, даже не прибегая к научным терминам, даёт возможность читателю-медику распознать симптомы болезни и поставить диагноз. Если бы автор сам не был врачом, он поступал бы прямо противоположным образом: Писателю недостаточно видеть людей, он должен уметь наблюдать и схватывать их важнейшие черты.

Так именно и поступает Чехов, который избегает приводить диагноз болезни и чаще всего заменяет медицинскую терминологию выражениями, почерпнутыми из бытовой речи. В этом сказывается манера Чехова: Сам Чехов в письме к своему коллеге, известному русскому невропатологу Г.

из моего многолетнего знакомства с чеховым

Примерно в таком же духе Антон Павлович писал и Суворину, когда речь шла о совмещении медицины и литературной деятельности. Во многом благодаря Чехову в русской и мировой литературе возник литературный архетип интеллигента-врача, врача-гуманиста и подвижника. Медицинское образование, врачебная практика позволили Чехову прикоснуться к тайнам рождения и смерти, осмыслить психофизиологию личности. Может, поэтому в творчестве Чехова поражает филигранно тонкое переплетение медицинской точности и высокой художественности.

Специфика чеховского художественного мира и текста объясняется уникальностью его биографической ситуации: Чехов предстает одновременно в нескольких ипостасях — и как врач, и как больной, и как писатель. Наблюдения Чехова-писателя характеризуются пристальным клиническим взглядом и метафизикой мысли. Кассирский обратил внимание именно на это: По его мнению, Чехов стал бы психиатром, если бы не сделался писателем.

Наибольший интерес у Чехова-врача и Чехова-художника вызывали пограничные и парадоксальные состояния человеческой психики. Закономерно, что он считал знания по психиатрии неотъемлемой составляющей профессиональной компетентности литератора, о чем и упоминает в письме к Т. Душевное состояние больного всегда привлекало особенное внимание Антона Павловича, и наряду с обычными медикаментами он придавал огромное значение воздействию на психику больного со стороны врача и окружения.

И важен здесь не точный диагноз, а сама сущность болезни, которая напрямую связана с душой человека. В году будущий священник С. Булгаков напишет странный для того времени некролог о неверно понятом или вовсе непонятом Антоне Павловиче Чехове: Булгаков, — может получить или религиозное разрешение, или И, действительно, при чтении рассказа возникает ощущение зависимости от Божественной силы или от невидимого порядка вещей. Именно для постижения безграничной тайны бытия человека Чехов-врач дает детальную клиническую картину течения странной болезни своего героя: Впрочем, Чехов и медицина — тема неисчерпаемая.

Новый угол зрения всегда интересен. Уже просто потому, что он ломает стереотип восприятия. И все же, по словам чеховеда И.

из моего многолетнего знакомства с чеховым

Гитович, очень хочется прочитать книгу, в которой бы не филолог, а специалист-медик, психолог показал бы, как и в чём А. Чехов оказался не только конгениален развитию научной психологии а это действительно такно намного опередил её и шёл при этом куда более продуктивным, чем современная ему психология, путем.

До ряда его открытий, по мнению автора, психология В. Чехов был бесконечно разным — и сострадательным, и деятельным, и веселым, и сильным, и мужественным. Не нужно искать у него рецепты от вечных наших болезней. Их Чехов никогда не стремился прописывать и навязывать. Но, читая Чехова, мы лучше понимаем себя, открываем самую глубокую правду о человеке, о жизни. Ведь он сам однажды сказал о себе: Звезда Чехова освещает жизнь России уже целое столетие. И нужен он не только нам, его соотечественникам.

Но и тут он не удержался от улыбки. Один из литераторов начал свою речь почти теми же словами, какими Гаев приветствует старый шкаф в первом акте: Антон Павлович покосился на меня — исполнителя Гаева, и коварная улыбка пробежала по его губам. Юбилей вышел торжественным, но он оставил тяжелое впечатление.

От него отдавало похоронами. Эти поездки не проходили даром для здоровья Чехова: Но несмотря на все проблемы с самочувствием, каждая поездка в Москву была для Чехова праздником. Наконец, зиму го годов — последнюю в жизни Чехова — врачи разрешили провести ему в Москве. Продолжал скучать по Москве: Многие считали, что со сборника "Пестрые рассказы" и началась литературная известность Чехова.

Короленко писал об этой книге: Чехов переиздает "Пестрые рассказы" в году, при этом он проводит более строгий отбор: Успех последующих изданий Чехова подогрел интерес и ко второму сборнику. Пальмин писал Чехову о Лейкине: Журнал честный, с хорошим либеральным направлением. По величине все небольшое, но количественно чем больше, тем. Лейкин был популярным в купеческой и мещанской среде писателем. Так Антон Павлович стал у Лейкина своеобразным "журнальным чернорабочим".

Молодой Чехов пишет. Со своей истовой работоспособностью он не гнушался никакой работой. Непрерывная работа для лейкинской фирмы продолжалась пять лет подряд. Чехов был очень благодарен Лейкину, за предоставленный шанс. Спустя пять лет работы, Чехов пишет ему: Горький удостоился самых высших похвал: Позже у писателей завязалась крепкая дружба. Горький относился к творчеству Чехова поистине восторженнов одном из его писем к Антону Павловичу есть такая фраза: В сентябре года, Чехов прочел в газетах заметку о том, что Горький начал писать пьесу.

В одном из писем Антон Павлович продолжает настаивать, чтобы Горький не бросал работу: Чехов в Ялте всеми силами помогал приезжавшим туда больным туберкулезом В Ялте Чехов, болезнь которого уже была в довольно тяжелой форме, активно помогал таким же как и он больным чахоткой.

В то время очень многие чахоточные приезжали в Ялту, причем почти без денег, только потому, что были наслышаны об Антоне Павловиче Чехове, который помогает устроиться. Чехов, между прочим, пишет: Мы выпускаем воззвания, собираем деньги, если ничего не соберем, то придется бежать вон из Ялты. Если бы вы знали, как живут здесь эти чахоточные бедняки, которых выбрасывает сюда Россия, чтобы отделаться от них, если бы вы знали, — это один ужас!

Их письма друг другу полны искренней любви и юмора, непосредственны и живы и полны заботы друг о друге. В письмах Чехов придумывает для жены множество забавных милых прозвищ и обращений, иногда понятных только им двоим: Часто приправляя свои письма шутками, подобными этой: В другом письме он просит: Что бы ни случилось, хотя бы ты вдруг превратилась в старуху, я все-таки любил бы тебя - за твою душу, за нрав.

Пиши мне, песик мой! Если заболеешь, не дай бог, то бросай все и приезжай в Ялту, я здесь буду ухаживать за.

из моего многолетнего знакомства с чеховым

В ответных письмах мужу Ольга Книппер была не менее нежна: Как это я тебя не поцеловала в последний раз? Глупо, но меня это мучает", "Дорогой мой Антончик, как мне тебя не хватает! Я с тобой спокойнее и. Я люблю чувствовать твою любовь, видеть твои чудные глаза, твое мягкое, доброе лицо". Я одна, сижу в спальной и строчу.

Ты, верно, около Орла или уже в. Мне так многое хотелось бы тебе сказать, и чувствую, что ничего не напишу толком, как-то дико сразу писать, а не говорить. У меня так врезалось в памяти твое чудное лицо в окне вагона! Такое красивое, мягкое, изящное, красивое чем-то внутренним, точно то сияет в. Мне так хочется говорить тебе все самое хорошее, самое красивое, самое любовное. Мне больно за каждую неприятную минуту, которую я доставила тебе, дорогой. В спальной пахнет вкусно. Я полежала на твоей подушке и поплакала.

Перестелила свои простыни на твою кровать и буду спать на твоей; моя с провалом Знакомство Рахманинова и Чехова было не очень близким. Но в одном из писем Чехов просит сестру передать через музыкальный магазин Юргенсона или Гутхейля несколько своих рассказов для Рахманинова.

Чехова, как теперь выяснилось, составляет, кроме авторских прав на пьесы, дом в Ялте, стоящий 50 р. Чехов написал завещание еще в году.

В письме на имя сестры Марии Павловны, датированном 3 августа года, он завещал сестре в пожизненное владение ялтинскую дачу, деньги и доход с драматических произведений. Жене своей Ольге Книппер он завещал пять тысяч рублей и дачу в Гурзуфе.

Последними фразами чеховского письма-завещания были: В феврале года состоялось заседание Московского окружного суда, на котором братья и вдова писателя отказались от своей доли наследства в пользу Марии Павловны Чеховой. Она сохранила мемориальные комнаты в неприкосновенности. Чехов и сам признавался: Вот бы написать такую вещь да еще водевиль хороший, тогда бы и умереть можно!

Среди них, например, - рукописи Е. И выполненная, по всей видимости, исключительно для себя — сам Короленко ее никогда не. Эта правка — прекрасный образец того, какой Чехов видел прозу — с его страстью к емкости, сдержанности, описательной краткости, умению выразить многое при помощи нескольких фраз. Судьба этого наброска оставалась неизвестной, пока в х не возникла дискуссия о том, когда он мог быть сделан. Тогда же возник вопрос, не мог ли этот набросок видеть кто-то из друзей Репина и Чехова.

В м году, после долгих лет поисков, рисунок был найден в частном собрании и приобретен Институтом русской литературы Пушкинским Домом — он представлял собой выполненный карандашом групповой портрет, датированный м января г.

При этом, по воспоминаниям современников, шумной славы и всего с нею связанного Антон Павлович очень не любил — например, нервничал, когда нужно было выходить на поклоны в театре. Вот как, например, писал о Чехове его современник И. А по словам английского писателя Томаса Манна, истинное величие Чехова заключалось в его скромности.

Репин вспоминал, что при первой встрече Чехов напомнил ему тургеневского Базарова Чехов и Репин познакомились в м году. Встречались и переписывались они нечасто "И в жизни мне не посчастливилось в общении с. Встречались очень редко", - писал Репинно высоко ценили творчество друг друга.

Чехов несколько раз посещал мастерскую Репина, а Репин зачитывался его рассказами. Им довелось работать вместе - в м году Репин и Чехов совместно участвовали в издании сборника "Памяти В.

Русское Литературное общество в отчетном году почти одновременно избрало их своими членами-сотрудниками, где они также виделись. О первой встрече с Чеховым Репин вспоминал так: Тонкий, неумолимый, чисто русский анализ преобладал в его глазах над всем выражением лица Но главным, несомненно, были личные качества писателя, которые Репин сумел передать с необыкновенной выразительностью: Мне он казался несокрушимым силачом по складу тела и души".

Чайковский теперь занимает второе место после Льва Толстого, который давно уже сидит на первом. Третье я отдаю Репину, а себе беру девяносто восьмое ". К Толстому Чехов относился с необыкновенным уважением и трепетом. Несомненно, в определенный период философия и произведения Толстого оказывали на его творчество большое влияние - особенно сильно оно было в ые годы. Антону Павловичу принадлежат, например, такие слова: Или такие - "в своей жизни я ни одного человека не уважал так глубоко, можно сказать беззаветно, как Льва Николаевича" и "Толстой-то, Толстой!

Это, по нынешним временам, не человек, а человечище, Юпитер! В Таганроге у Чеховых был шкаф из красного дерева, в котором Евгения Яковлевна прятала от детей сладости. Гонорар - небывалый в России.

БОИШЬСЯ Подойти к Девушке? ЛУЧШИЙ Способ Избавиться от Страха Знакомств

Пьеса будет напечатана в особом сборнике вместе с произведениями Горького и др. Дело Дрейфуса положило конец многолетней дружбе Чехова и Суворина Чехов и Суворин были друзьями более десяти лет. Дело Дрейфуса — громкий судебный процесс по делу о шпионаже в пользу Германской империи, в котором обвинялся французский офицер, еврей родом из Эльзаса, капитан Альфред Дрейфус. В защиту Дрейфуса выступил писатель Эмиль Золя, который утверждал, что обвинение против Дрейфуса было сфабриковано.

В газетах началась травля не только Дрейфуса, но и вступившегося за него писателя. Чехов следил за делом Дрейфуса и, изучив доступные материалы дела стенограмму судебного процессапришел к выводу о невиновности Дрейфуса.

Он поддерживал Золя и восхищался его мужеством и честностью. Чехов решился на полный разрыв с Сувориным. А исследователь жизни Чехова Дональд Рейфилд даже сравнивает их отношения с отношениями Фауста и Мефистофиля. Суворин был издателем самой распространенной в России газеты, человек с огромными связями и притом колоссально богатый. Враги и завистники упорно твердили, что Чехов сошелся с ним не бескорыстно. Но Чехов был человеком гордым и старался всячески развести рабочие и личные отношения с Сувориным.

Чехов пишет своему издателю: Анна Ивановна Суворина, первая жена издателя, в своих мемуарах вспоминала: И сам Чехов многократно отмечал свое увлечение личностью Суворина. В одном из писем брату Александру он замечает по поводу Суворина: Но начав сотрудничать с суворинской газетой Антон Павлович долго сомневался в правильности сделанного выбора. В феврале года он писал Билибину: Писатель Короленко как-то заметил: Не отрекаться, не каяться — это редкая судьба, выпадающая на долю писателя.

К концу х годов цензура уже называла "Новое время" самой "умеренной и благонамеренной из петербургских газет". А Салтыков-Щедрин дал ей сатирическое прозвище "Чего изволите? В апреле года Чехов писал Суворину об отношении к его газете: Но непрозрачные намеки Чехова видимо не были услышаны Сувориным. Павловскому он упоминает об этом: Суворин открыл для Чехова все литературные двери С Сувориным Чехов познакомился в декабре г.

Алексей Сергеевич Суворин был этаким русским самородком - журналист, драматург и театральный критик, он пробился из самых низов, став весьма успешным коммерсантом и издателем. Суворин сыграл немаловажную роль в дальнейшем литературном успехе Чехова, многие даже говорили, что именно он открыл для Чехова все литературные двери и даже поспособствовал получению им Пушкинской премии за сборник "В сумерках".

из моего многолетнего знакомства с чеховым

По-видимому, тогда же, по настоятельному совету Григоровича, Суворин решил пригласить Чехова в свою газету. Через неделю Лейкин писал Чехову: Мне Суворин недели три тому назад сообщил уже, что Курепину было поручено вести с Вами переговоры.

В ПОИСКАХ НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ

Вот против этого дебюта я ничего не могу сказать и даже радуюсь за Вас. Здесь можно рассчитывать помещать товар постоянно, к тому же Суворин платит прекрасно". Гонорар Чехова в "Новом времени" был значительно выше, чем в других изданиях; своего нового сотрудника Суворин не связывал сроками и в объеме рассказов не ограничивал.

У Чехова была целая армия горячих поклонниц, которых называли "антоновками" За Чеховым постоянно следовали восторженные поклонницы, когда в году Чехов перебрался в Ялту, многие из них отправились в Крым за своим кумиром. Чехов, образовалась, по словам "Саратовского Дневника", целая армия бестолковых и невыносимо горячих поклонниц его художественного таланта, именуемых здесь "антоновками".

Последние бегают по набережным Ялты за писателем, изучают его костюм, походку, стараются чем-нибудь привлечь на себя его внимание и.

Идеал этих безобидных существ весьма скромен: Брат писателя Михаил Чехов вспоминал: Они наложили на его произведения этого периода свой особый отпечаток, особый колорит.